Смешные истории из жизни

20 июля 2001
Москва. Жаркий июль 2001 года. Городская больница, кардиореанимация.
Большая светлая палата, в ней 5-6 коек, на них лежат больные. У окна
сидит дежурный врач, пьет чай и смотрит в окно. И вдруг слышит с одного
из прикроватных мониторов (прибор такой, автоматически снимает ЭКГ и
некоторые другие параметры жизнедеятельности и умеет сигналить о
значимых отклонениях) писк alarm`а — «предупреждателя». Подходит и
видит: на мониторе — фибрилляция желудочков (кто не знает — это
клиническая смерть). Ну, тут врач берет и со всего размаха у#бывает
больному кулаком по грудной клетке (советую, кстати, всем запомнить —
это самая первая помощь в таких случаях, всякие дефибрилляции
электродами, как в «Скорой помощи» — потом). На мониторе — синусовый
(нормальный) ритм. Врач, весьма довольный, уходит опять к окну и пьет
чай дальше. Через 15 минут — снова с того же монитора писк alarm`а.
Врач подходит — картина та же. Ну, он занес руку для удара — и тихо
о#уевает, так как слышит, как больной ему говорит: «Доктор, не
убивайте…».
Выяснилось, что и-за жары и обильного потения с груди отклеился электрод
монитора и дал соответствующую картину на ЭКГ, а при первом ударе
приклеился назад — но не настолько прочно. Чувства врача, думаю, понятны
— когда с тобой говорит кто-нибудь, находящийся в состоянии клинической
смерти, ощущения необычные. А теперь представьте чувства больного в
постинфарктном состоянии, лежащего тихо-спокойно себе на койке, к
которому ни с того ни с сего подходит врач и у#бывает кулаком по груди,
да еще и собирается сделать это снова через несколько минут…

Прислал(а) Грач



5 июля 2001
Данная история произошла в одной из воинских частей Ленинградского
военного округа в конце 80-х. Служил там один офицер, у которого по
некоторым причинам не сложились отношения с замполитом части. В итоге
замполит добился перевода этого офицера в другую часть. Перед
увольнением тому было необходимо заполнить обходной лист, короче,
проставить кучу всяких отметок, типа «сдал-принял», «состоял»,
«не привлекался» и т.д. В первую очередь офицер сдал табельное оружие,
а обходной лист для удобства положил в кобуру. К замполиту за подписью
ему идти, естественно, не очень хотелось, но было надо, поэтому решено
было оставить замполита «на потом».
И вот финал этой истории. Открывается дверь кабинета замполита, и оттуда
появляется увольняемый по вине последнего офицер с мрачнейшей рожей.
Произносится фраза: «Ну ты у меня последний остался», и рука тянется к
кобуре, в которой лежал обходной лист. Опешивший замполит не долго думая
выпрыгнул в окно с третьего этажа и сломал себе ногу. В итоге после
возвращения из больницы пришлось увольняться и замполиту, не вынесшему
всеобщих насмешек.

Прислал(а) Leu

10 октября 2001
Стояли мы как-то лагерем на берегу небольшой сибирской речушки. Все
чин-чинарем: палатки, снаряжение, все дела. Кругом верст на сто ни души,
и — тайга. И вот случилось у нас ЧП: пропал из нашей группы один
парнишка по имени Толик. Причем пропал как-то странно: в восемь утра
сказал своему соседу по палатке, мол: «пойду-ка я посс…», ну, в смысле
«малую нужду справлю», и больше о нем — ни слуху, ни духу.
Искали его часов шесть. Прочесали каждый куст, каждое деревце — цепью
шли, как в фильме «Рембо». В общем, нашли случайно километров за семь (!)
от лагеря. Изможденный, уставший и совершенно (п)оху(д)евший, он сидел
под деревом, обхватив голову руками. Первым сориентировался Толин
сосед по палатке, который неожиданно для всех с искреннем таким
удивлением выдал:
— Ну, ты, бля, Толян, и застенчивый!!
Верхом

Прислал(а) Верхом



27 августа 2001
История медицинская — произошла на кафедре то ли акушерства, то ли
гинекологии Московской Медицинской Академии.
Принимал там экзамены профессор Стуклов. Был он достаточно строг. И
готовилась отвечать на вопросы билета одна девушка, которая предмет
знала плохо, и поэтому сильно боялась.
А последним вопросом был «Медицинский инструментарий». Ну, дают
какой-нибудь инструмент в руки, и надо про него что-то сказать.
Ей попался какой-то гинекологический инструмент продолговатый, а она не
знала ни названия, ни что им делают. И кто-то из однокурсников решил над
ней пошутить, и сказал, что это — «дефлоратор Стуклова» (ну, вроде по
имени изобретателя). Девушка поверила, и все это профессору сообщила.
Но тот оказался с чувством юмора.
Подумав, он сказал: «Нет. Дефлоратор Стуклова выглядит несколько иначе».

Со слов Д-ра А. Мартюшева.

Прислал(а) Олег (ovu2000(ухо)mail.ru)

9 августа 2001
В 60-е годы на боевых самолетах начали устанавливать речевые информаторы
(РИ). Штука это в общем-то нехитрая, представляет собой маленький
магнитофон, на который заранее записаны всякие жизнеутверждающие
сообщения, типа: «Внимание! Пожар в двигателе!» или «Внимание! Отказ
гидросистемы!». В аварийной ситуации нужное сообщение автоматически
выбирается и летчик его слышит через СПУ (самолетное переговорное
устройство). Поскольку магнитофон этот записывал не на пленку, а на
тонкую проволоку, качество речи было довольно своеобразным. Достаточно
сказать, что мужской голос на него записывать было нельзя, т.к. низкие
частоты напоминали голос из трехлитровой банки… Поэтому все сообщения
записывались женским голосом. Летчики о РИ, естественно, знали, но —
чисто теоретически, т.к. серьезные отказы случались редко.
И вот, в одном тихом учебном полете из-за ложного срабатывания датчика
(это выянили потом) запустился РИ и выдал летчику в СПУ приятным женским
голосом: «Внимание! Пожар в двигателе!» «Внимание! Пожар в двигателе!»
Обалдевший от неожиданности летчик заорал: «Баба на борту!!!» и рванул
рычаг катапульты.
Наземный расчет боевого управления после такого сообщения с борта впал в
тихое умоисступление и еще долго не мог понять, откуда на одноместном
истребителе взялась баба и почему летчик прекратил связь…
Кадет Биглер

Прислал(а) Кадет Биглер (bigler57(ухо)mail.ru)

4 февраля 2001
Схватка монстров.

Есть одна фирма, где я подрабатываю «эникейщиком». Все бы ничего,
но тамошние ребятки сильно боятся всяческих компьютерных вирусов.
Причем, их страх настолько силен, что на некоторых компьютерах
установлены все антивирусные программы, какие только смогли раздобыть
их владельцы. Мои робкие попытки объяснить, что лучше пользоваться
чем-нибудь одним, — особенно это касается разных антивирусных мониторов, —
не возымели никакого действия:

— А пусть будут!
— Ребята, но ведь для того, чтобы, к примеру, сохранить собственное
здоровье, совсем не обязательно каждое утро съедать горсть аспирина,
потом вкалывать себе пяток ампул антибиотиков, намазываться с ног
до головы чольмогровым маслом и запивать все это стаканом «касторки».
— Hо, ведь, работает же!

Этот, последний, аргумент «ребяток» окончательно меня добил. И я отстал
от них со своими советами, подумав: «Hу и фиг с вами. Делайте, что
хотите». Кстати, действительно, этот «зоопарк» вполне мирно уживался
на их компьютерах: что-то, время от времени, шкрябало винчестером,
что-то требовало себе обновление антивирусных баз. Словом, — жизнь кипела.

И вот накануне, зайдя в эту фирму, я был прямо в коридоре атакован
местным главным бухгалтером:

— Сергей Иванович, тут какой-то «касперский» хочет, чтобы ему что-то
обновили. Вы не посмотрите?

Ясен пень, посмотрю! Почему же не посмотреть? И пока на соседнем
компьютере переустанавливалась привычно рухнувшая «чикага», я, — вместо
того, чтобы «откинуться на спинку кресла и расслабиться», как предписано
Великим Билли, — быстренько скачал апдейты с сайта Касперского и пошел
обновлять антивирусные базы на компьютерах аборигенов.

Очевидно, такое наглое нарушение главной заповеди Hаимудрейшего, не могло
остаться для меня безнаказанным. И наслал Великий Билли какое-то
помутнение на мой разум. Совсем я забыл, что одним из тех компьютеров
будет тот самый — с «зоопарком» из антивирусных программ.
Отдыхавший до поры, до времени AVP, почуял обновленную антивирусную базу
и радостно начал подавать признаки жизни. Стоявший здесь же, на страже,
Norton Antivirus, обнаружил подозрительную активность какой-то неведомой
ему апликухи и решил, что не вредно будет ее подлечить. Hо AVP тоже
не дремал. Вовремя заметив и отразив атаку, он нанес контрудар.

Мне оставалось только с интересом наблюдать, как два титана кромсают
и топчут друг друга. При этом, каждый радостно рапортовал о достигнутых
успехах и о страшных, невосполнимых потерях, нанесенных им противнику.
Если бы рядом со мной находились другие люди, можно было бы сделать
ставки и устроить тотализатор.

Помню, кто-то где-то говорил, что AVP — полная лажа и мутотень. И что
пользоваться нужно Norton Antivirus. Так вот, не верьте ему! Победителем
в этой кровавой бойне оказался AVP. Hа его фоне Norton выглядел слабаком
и интеллигентом. В какой-то момент этой безжалостной схватки, бедняга
NAV вдруг решил проявить вредные для такого случая либерализм
и милосердие. «А вот этот файлик можно, наверное, и не удалять…» —
не очень решительно заявил он. И это предопределило исход поединка.
Инициатива полностью перешла к AVP. Он пинал и крошил своего соперника,
не давая ему никаких шансов. Вспискивания NAV’а раздавались все реже
и реже. Тем не менее, он продолжал доблестно сражаться, собираясь,
очевидно, как можно дороже продать свою жизнь. Пока, наконец, он не
выдал мне окошко в пол-экрана, заявив, что компьютеру настал полный
трындец. Дескать, тут завелся настолько злобный вирус, крошащий все
и вся, что сделать уже ничего нельзя. Hо закончить эту фразу NAV так
и не успел.

Почтив его память молчанием, я пошел хлебнуть кофе, — дабы восстановить
силы, порядком истощенные лицезрением этого кошмара. Когда я вернулся
к компьютеру, AVP, похоже, танцевал над бездыханным телом поверженного
врага, празднуя победу. Мстительно пристрелив нечестивца, я добрался
таки до заветного ребута.

И вот, разбирая то, что оказалось погребенным под обломками, я выяснил,
что теперь на компьютере властвует и бесчинствует один только AVP. Все
файлы затерроризированы им и построены в шеренгу:

— Шаг в сторону — побег, прыжок на месте — провокация, стреляю без
предупреждения.

Остатки воинства NAV, оставшиеся в живых, в страхе попрятались в глубинах
реестра. Время от времени, они издают оттуда жалобное повизгивание, но
выходить на открытое пространство не решаются. Вот в таком виде, со
словами: «А ведь я предупреждал!», — компьютер и был возвращен владельцу.

——————
P.S. Я ничего не придумал. Hу, если только самую малость…

(с) Serge Fedotov

Прислал(а) sf

11 января 2001
Сорри за ненормативную лексику, но без нее весь смак теряется.
Один мой знакомый как-то раз писал то ли курсовую, то ли еще какую
лабораторную — не помню, да и не важно это. Работа эта заключалась в
написании программы — экспертной системы (так, кажется, это называется)
для подбора человеку профессии, Т.е. приходит товарищ, садится,
отвечает на вопросы, а прога ему выдает, какая профессия ему больше
подходит.
Написал мой знакомый эту прогу, отладил, но не до конца… приносит на
занятие показывать преподавателю. Сидит он за компом, рядом сидит
преподаватель (такой довольно застенчивый молодой человек), сзади вся
группа столпилась, смотрит.
Преподаватель начинает отвечать на прогины вопросы. «Умеете ли вы
готовить?» — Нет. «Умеете ли вы шить?» — Нет. …»Обладаете ли вы
навыками строителя?» — Нет… Наконец последний вопрос и стандартный
ответ «Нет». И тут программа выдает: в поле «Кто вы» — большими
буквами «РАСПИЗДЯЙ».
Группа сгибается от хохота, мой знакомый покраснел до корней волос и
говорит преподавателю: «Извините… я не хотел… я забыл там убрать…»
Преподаватель так пофигистично: «Да ничего…»

Прислал(а) blader (blader78(ухо)mail.ru)

7 мая 2001
Очередная леденящая душу история. Сидели мы как-то дружным мужским
коллективом, над беленькой размышляли, красненьким разбавляли. Сверху
пивом разводили. Коктейль гремучий получился. И, как следствие, один из
нас, для истории Женя, не выдержал этого дела. Точнее, не выдержал его
желудок. Ну дело понятное, с кем не бывает — иди, Женя, в туалет,
освободи душу. Но Женя был крупным оригиналом. Его гусарская сущность не
позволила вот так вот запросто пойти и проблеваться в белый унитаз. Душа
запросилась на воздух. Женя вышел на балкон (замечу, 3-й этаж, 2 часа
ночи) и благополучно изверг все выпитое и съеденное на… на сохнущее на
балконе второго этажа, только что выстиранное, отстиранное,
белое-пребелое постельное белье. Стало до боли обидно. Лелик, хозяин
квартиры, где мы пьянствовали, заметался — надо что-то делать! Нашелся
один умник — налили ведро воды, засыпали порошком и вылили все это дело
вниз, на белье. Чище оно от этого не стало. «Надо повторить процедуру!»
— нашелся очередной умник. «Повторим!». И еще раз. В общем, вылили мы на
это белье ведер тридцать, не меньше. Причем, все это нужно было делать
очень тихо — чтобы соседи не проснулись. Еноты-полоскуны, блин! Ни хрена
оно чище не стало. Зато внизу под окнами небольшой прудик образовался.
На литр пруда 20 грамм «Ариэля».

Тут я обнаружился с одной из самых дурацких идей в своей жизни. «Берем
самого легкого чувака (с ведром) и спускаем его вниз на веревке. Он там
все отстирает и отмоет.» Все обрадовались, по плечам меня хлопают:
«Какой ты умный, где же ты раньше был!». И надо же — находим где-то в
квартире веревку (на которой автомобили вытягивают). Уговариваем самого
«легкого чувака» (Виталика), обвязываем его, и тихонечко так выпихиваем
с балкона… Нет, ну вы вдумайтесь — 3 часа ночи, пять пьяных дебилов,
беспристанно шикающих друг на друга: «ТИШЕ!!!», толпятся на балконе и
дружно держат веревку, на конце которой болтается грустный-грустный
«легкий чувак» с ведром мыльной воды и каким-то совком. Вдумались? А
теперь представьте себе весь ХРЕНОТИЗМ ситуации, когда, привлеченный
шумом, на балкон выходит хозяин белья и видит перед собой мокрое,
мыльное и заблеванное белье. И впридачу ко всему, качающегося в воздухе,
как добрая фея, Виталика, с ведром, совком и бешенными глазами, как у
мышки. Антракт! Еле мы его назад втянули. То, что дальше было —
отдельная история.

Прислал(а) sanych (mnzx(ухо)mail.ru)

13 ноября 2001
А у нас было так — пригласили нас девушки на дискотеку в общагу
пединститута напротив ВДНХ. Пройти через вахту, не оставив документа,
невозможно.
Оставишь — на ночь не останешься. В общем, было принято решение — с
соседней стройки притащена доска метров 5 длиной и приставлена к балкону
второго этажа. Первый забит решетками. Переправа началась.
Среди нас представители Острова Свободы — ну совсем черненькие.
А теперь представьте — по доске, уцепившись двумя руками за края и
перебирая ногами, согнувшись в 3 погибели ползет небольшой негр.
Мимо проходят мама с дочкой. Дочка спрашивает:
— А куда эта обезьянка ползет?
А ей сверху, с доски, на чистом русском языке:
— Ой не смешите меня, а то е(ухо)анусь……

Прислал(а) Nikkk

1 марта 2001
Поучительный случай. Работала у нас аспирантка Лена. И летом перед самой
защитой стало совсем плохо у нее с деньгами. Вся хилая стипендия уходила
только на оплату квартиры, что она снимала. Просто стала голодать. Собой
была она очень хороша и, вообще-то, найти какого-нибудь богатого друга
она могла бы с полпинка, но вот принципы, принципы… Но тут жизнь ее
совсем прижала, и то ли сама придумала, то ли кто подсказал, но пошла
она на такой компромисс с совестью — дала анкету на сайт знакомств, мол
ищет состоятельного друга для встреч и в том числе «для интимных
отношений». На такой призыв мужики велись со свистом, она по выходным
назначала встречу с новым кандидатом всегда у одного и того же очень
солидного кафе, хорошенько там кушала, а в конце ужина говорила — так
мол и так, спасибо за вечер, но вы не в моем вкусе, простите… А иногда
и просто правду выкладывала, если видела, что мужик нормальный. И
никогда у нее проблем не было — ну что, жалко за ужин с очаровательной
девушкой заплатить?

Но вот однажды она нарвалась. Только она сказала финальные слова, что
интима не будет, чувак ей сразу:
— Понятно. Значит, типичная московская динама. Так вот, подруга, твой
номер не пройдет, у меня такой принцип — я всех динамисток учу. Отсюда
никуда не выйдешь, пока за себя не заплатишь.
Она говорит, как я заплачу? нет у меня ничего, показывает сумку,
кошелечек.
А он:
— Мне это все монофаллосно. Мне не деньги важны, а принцип. Звони маме,
звони друзьям, пусть везут бабки, пока при мне не заплатишь, не уйдешь,
мне спешить некуда, все равно ты мне вечер облажала.
Ну, пошла она в соседний зал, где телефон был, стоит, плачет. Вдруг идет
официант, который ее уже раньше знал, видел здесь. Она к нему, все
рассказала, мол так и так, не выпускает меня этот хрен. Выведи меня
через служебку.
Официант говорит — не могу. Если начальство увидит, что я тебя через
служебку вывел, а потом твой чипс начнет возбухать, мне такой пистон
вставят…
Потом подумал и спрашивает — он на машине приехал?
— Да.
— Какая машина?
— БМВ, «мокрый асфальт». Тут в переулке, за кафе.
— Иди за ширму, где туалет, и оттуда смотри внимательно. Сейчас твой
друган побежит к машине, тогда и ты дуй отсюда.
Официант входит в зал, где Ленкин гусь сидит, и громко говорит:
— Господа! БМВ в переулке за кафе — это чья-нибудь?
Гусь сразу встрепенулся:
— Да, моя! А что?
Официант подходит в нему и вполголоса:
— Там какие-то гопники на вашу машину залезли. Какая-то банда просто…
Вы бы пошли, посмотрели…
У мужика на морде сразу гамма переживаний. И уйти нельзя — Ленка убежать
может, и машину жалко, и стремно одному идти — начистит шпана мурло,
хорошо если ключи от тачки не отберут. Замычал:
— Да я… это… жду тут… не могу выйти.
Потом придумал:
— У вас же охрана должна быть. Попросите кого-нибудь, пусть сходят,
пугнут шпану — я заплачу.
Вынимает бумажник, там карточки типа Виза, еще какие-то, и пачка
немецких марок. Дает официанту бумажку 20 марок.
Официант говорит:
— Да наша охрана этим не занимается. И потом, 20 марок — это смешно.
Сами идите.
— Да они чего — обалдели? Черт с вами, держите еще. Только поскорее.
Через три минуты приходит довольный официант:
— Все в порядке. Наш охранник их разогнал.
Тут из сортира является Ленка, садится за стол и громко официанту:
— Нам счет, пожалуйста, и посчитайте каждому отдельно.
У чувака глаза начинают выезжать через очки.
Подходит официант, Ленка ему:
— Извините, но можно я валютой заплачу? Просто не успела обменять.
В виде исключения…
Чувак только булькает…
Но он даже булькать перестал, когда Ленка достала его марки, заплаченные
за разгон банды…

Прислал(а) Филипп

3 мая 2001
Эта история была рассказана мне моим другом в ответ на то, что есть такое
техника безопасности.
История эта корнями уходит в далекое прошлое, когда варились «параси» и
водились караси. Застой, словом. Итак…
Мезансцена такова.
ВПК. Один из НИИ по разработке каких-то неведомых штук, название коих
трудно выговорить даже по трезвости.
Один из научных сотрудников (знакомый моего коллеги) что-то пытается
восстановить в сломавшемся по неведомым ему причинам ОКГ (лазере).
Но, то ли по забывчивости, то ли по рас…..ву установку не обесточил и
не предпринял необходимых…. ну и так далее.
Словом, стреляет этот маломощный лазер ему в глаз.
Травма, то да се. Выздоровел в результате.
Проходит довольно много времени и зрение начинает в глазу падать, он
идет в типовую районную поликлинику (а в его районе она была на уровне,
надо сказать) к окулисту.
Окулист — бабулька еще вменяемая — решила проверить ему глазное дно.
При помощи специального здоровенного агрегата. Глянула в окуляр и начала
сползать на пол. Парень в недоумении позвал на помощь, бабку привели в
чувства и, после краткой беседы с ней, глядеть в глаз сбежалась уже вся
практически поликлиника.
Собственно устройство, которое ему в глаз стрельнуло, грубо говоря, было
предназначено для измерений чего-то там, и на выходе имело тарированую
шкалу на манер прицела. Которая, собственно, и была выжжена на глазном
дне.
А бабка, видимо, подумала, что перед ней киборг, не меньше.
Вот.

Прислал(а) Search (a762km(ухо)inbox.ru)

23 октября 2001
БЕДУИН ВОВА

В батальоне связи служил офицер, фамилию которого помнили только
кадровики, да его несчастная жена. Все же прочие звали его «Бедуин
Вова». «Бедуин» — от слова «беда». Вова обладал уникальным и мистическим
талантом нарываться на неприятности. Список его залетов был столь
разнообразен и обширен, что командование его просто боялось, сослуживцы
от него шарахались, а солдаты тихо ненавидели, хотя Вова искренне
старался «тащить службу как положено».
Случай, о котором я собираюсь рассказать, был, так сказать, венцом
бедуиновой карьеры.
В тот раз Вова заступил дежурным по части с субботы на воскресенье.
Сначала все шло гладко: Бедуин тщательно проверил личный состав,
караулы, проехал по объектам и под утро устроился в дежурке. Чтобы не
заснуть, Вова взялся конспектировать очередной бредовый опус,
напечатанный в «Коммунисте Вооруженных Сил». В 4.30 утра, когда спать
хотелось уже невыносимо, на пульте вспыхнуло красное табло. Тревога! От
неожиданности Вова уронил кладезь военно-политической мысли: учебных
тревог в ночь с субботы на воскресенье никогда не объявляли. Значит —
война!!! Вот он — долгожданный шанс реабилитироваться! Вова начал
действовать предельно быстро и энергично: из казармы, гремя сапогами,
метнулись посыльные оповещать офицеров, в автопарке заворочались
промерзшие тягачи, на технической позиции вспыхнули мощные прожектора;
стряхивая снежок, начали отбивать поклоны антенны подхалимов-высотомеров…
Бедуин подошел к окну и замер, завороженный слаженной работой военного
механизма… Вдруг зазвонил телефон оперативного дежурного дивизии:
— Какого х#я?!! Вы!!! Там!!! Вы что там, б#я, обкурились, что ли?!!
— Так ведь тревога!
— Какая, на х#й, тревога в воскресенье!!!
И тут Бедуин похолодел: по инструкции, получив сигнал тревоги, его
сначала нужно было подтвердить в дивизии, а уж потом начинать скачки…
А он забыл! Произошел редчайший случай — сбой системы оповещения…
Шатаясь от горя, Вова подошел к окну и увидел жуткое зрелище: со всех
сторон к казарме вихляющей рысью, борясь с жутким утренним похмельем,
мчались по тревоге офицеры…
Осознав, что грядет смертоубийство в особо циничной форме, Бедуин
кинулся в оружейную комнату, отомкнул решетчатую дверь и мгновенно
заперся изнутри на наружный висячий замок…
Кадет Биглер

Прислал(а) Кадет Биглер (bigler57(ухо)mail.ru)

17 мая 2001
Стою в очереди в академической столовой. Передо мной два кубинца.
Разговаривают довольно громко, причем по-русски:
— Вот ты все-таки русский язык еще плохо знаешь!
— Это почему?
— Ну вот, скажи, как по-русски одним словом называется веселая компания,
собравшаяся для совместного употребления спиртных напитков?
Второй кубинец задумался, напрягся и я. Предмет я, вроде бы, знаю,
описывать его могу долго и вдохновенно, но одним словом…
Не дождавшись ответа, первый кубинец громко и торжественно, с ударением
на последнем «и» произнес:
— Пиз#$братия!
Офицер, стоявший впереди, уронил поднос.
Кадет Биглер

Прислал(а) Кадет Биглер (michaelkr(ухо)mtu-net.ru)

9 мая 2001
Куда только ни заносила судьба меня, простого израильского инженера! На
сей раз она меня занесла в Туркменистан, где наша фирма спроектировала
завод, и я там осуществляю авторский надзор за строительством.
На туркменских дорогах кое-где установлены контрольные пункты. Выглядит
это так: дорога перегорожена шлагбаумом, возле шоссе стоит будка, а в
ней сидит пограничник. Каждый иностранный гражданин, проезжающий мимо
такого пункта, должен остановиться и сдать пограничнику свои документы.
Он записывает данные в специальный журнал, открывает шлагбаум — и езжай
себе дальше.
И вот однажды проезжаю я мимо такой вот будки. Со мной в машине трое
моих коллег-израильтян. Все трое — средних лет мужики с ничем не
примечательной среднеевропейской внешностью. Я, как единственный
русскоговорящий в этой компании, беру четыре паспорта и иду к будке.
В будке сидит молодой туркмен. Берет он у меня паспорта и открывает
первый из них. Первым оказался мой паспорт. Он записывает мою фамилию,
имя, гражданство, доходит до графы «национальность» (на хрена она им,
спрашивается?) и говорит:
— Насыаналнаст хто?
Я пожал плечами.
— Еврей, — говорю.
Он это записал и открыл второй паспорт. Дойдя до национальности, он
опять задал тот же вопрос:
— Насыаналнаст хто?
Вот, думаю, деревянный! Ну кем по национальности может быть гражданин
Израиля? И, даже не пытаясь подавить в себе нарастающее раздражение,
заявляю:
— Негр, мля!
И тут же мои глаза самым натуральным образом лезут на лоб. Потому как я
вижу, что это чудо природы ничтоже сумняшеся записывает в журнал:
«негр». И открывает третий паспорт.
Ну, думаю, если он и сейчас спросит «Насыаналнаст хто?», отвечу ему
что-нибудь типа «Конь в пальто!» Посмотрим, что он тогда запишет…
Он сидит и пишет, а я с нетерпением жду вопроса.
И он-таки задал вопрос. Но какой! Как говорит Задорнов, сделайте
глубокий вдох, сейчас начнется.
Дойдя до графы «национальность», он посмотрел на меня и вопросил:
— ЕВРЕЙ ИЛИ НЕГР?
Все. Полный урюк. Кони в бубликах. Мое раздражение мгновенно прошло и
сменилось острым желанием порезвиться.
— Ни то, ни другое, — говорю. — Он по национальности дрыл.
На лице у погранца отразилось некоторое подобие работы мысли. Нет, он не
понял, что его разыгрывают. Он просто решил расширить свой кругозор.
— Дрыл? — спросил он. — А что это, а?
— Это, — говорю, — у нас в Израиле такое национальное меньшинство есть.
Дрылы. Они все шибко умные, в основном начальниками работают. У нас в
какую фирму ни зайдешь, начальники — одни дрылы! Мафия, понимаешь!
— Э-э, мафия. Понимаю, — заявил погранец и открыл четвертый паспорт.
Тут я уже не стал ждать никаких вопросов. Я взял инициативу в свои руки.
— А этот, — говорю, — по национальности гнява. Это тоже нацменьшинство.
Их во всем мире не больше тысячи осталось. Вымирающая нация. Охраняются
государством.
— Э-э-э, слушай, а посмотреть на него можно, а? — попросил погранец.
— Смотри, — милостиво согласился я. — Вот он, на переднем сиденье сидит!
Солдатик вышел из будки и подошел к машине. Посмотрел, понимающе поцокал
языком и сочувственно покачал головой. Ну еще бы! Не каждому в жизни
выпадает такое счастье — своими глазами лицезреть настоящего, живого
гняву! Их, гняв бедных, так мало осталось…
А теперь вообразите себе, что в результате всего этого безобразия в
совершенно официальном документе под названием «Книга регистрации
иностранных граждан» появилась следующая, поистине хватающая за душу,
запись:

Алекс Бродский. Гражданство — Израиль, национальность — еврей.
Хаим Фишман. Гражданство — Израиль, национальность — негр.
Моше Рубинштейн. Гражданство — Израиль, национальность — дрыл.
Шломо Гольдшмидт. Гражданство — Израиль, национальность — гнява.

И под этой безумной бредятиной красуется подпись:

Начальник смены старший сержант Дурдыев.

Так и хочется приписать: национальность — пограничник.

Прислал(а) Алекс (shshok(ухо)mail.ru)

2 октября 2001
Хочу рассказать историю о дочурке одной нашей знакомой.
Девочка сама по себе просто источник каких-то веселых историй, шуток и
т.д. Вот одна из них.
В магазине. Стоит девочка (5 лет) с мамой у прилавка. Возле кассы
образуется небольшая очередь — человек десять. Так как мамина очередь
подошла — она стоит у кассы и расплачивается. Народ плотно со всех
сторон окружил маму и девочку.
Тут раздается КРИИИИИИИИИИИИИИИИИИИК. Ор, плач, слезы.
Мама: «Доченька, что с тобой?»
Дочка: «Мааааамааааа, маааааааааамааааааааа»
Мама: «Что, что такое, доченька?»
Дочка, испуганно оглядываясь по сторонам и громким ревом на весь
магазин: «Жопы, жопы, вокруг одни жопы».
Никки

Прислал(а) Никки




2 комментария so far »

  1. by виктория, on 02.15.09 @ 18:56

     

    да про добрую фею с ведром и совком это воще кадр 5 балов

  2. by ПИПЕЦ ,меня не зовут, я сам прихожу, on 08.25.15 @ 9:44

     

    Про пятилетнию девочку здорово!

Comment RSS · TrackBack URI

Leave a comment

Как тебя зовут, то?:

Мыло, коль не хочешь, не пиши чё:

У тя сайт то есть?:

Коммент: