Истории людей о жизни

20 декабря 2001
ВЫГОДНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
«Любая проблема может быть решена тремя способами: правильным,
неправильным и военным»
«Наставление по военно-инженерной мэрфологии» п. 4.2.2

В кампанию по искоренению пьянства и алкоголизма имени товарища Егора
Кузьмича Лигачева партийно-политический аппарат Вооруженных Сил
включился с такой страстью, что казалось, — до полной и окончательной
победы над Зеленым Змием остался один маленький шаг…
На очередное заседание партбюро наш секретарь явился с похоронным видом.
Публике была предъявлена директива Главпура, из которой явствовало, что
армию осчастливили Всесоюзным обществом трезвости. Нам предлагалось
влиться. Однако, классовое чутье подсказало политрабочим, что желающих
будет все-таки не так много, как хотелось Егору Кузьмичу. Проблему
решили просто, но изящно — каждой военной организации довели контрольную
цифру трезвенников. От нашей кафедры требовалось выделить двоих.
Стали думать, кого отдать на заклание. Первая кандидатура определилась
сама собой, собственно, парторг и не пытался отказаться. Как комиссару,
ему предстояло первому лечь на амбразуру трезвости.
А вот кто второй? Добровольно выставлять себя на всеобщее посмешище не
хотелось никому.
— Может быть, Вы, Мстислав Владимирович? — с робкой надеждой спросил
парторг у самого пожилого члена бюро.
Маститый профессор, доктор и лауреат возмущенно заявил в ответ, что,
во-первых, он давно уже перешел на коньяк, что пьянством считаться никак
не может, а, во-вторых, переход к трезвому образу жизни может оказаться
губительным для такого пожилого человека, как он. Характерный цвет лица
ученого начисто исключал возможность дискуссии.
— Тогда давайте уговорим Стаканыча!
Стаканычем у нас звали пожилого завлаба, который, находясь на майорской
должности, поставил своеобразный рекорд: трижды начальник подписывал на
него представление на майора и трижды Стаканыч на радостях напивался до
потери документов. В третий раз наш интеллигентнейший начальник кафедры,
неумело матерясь, лично порвал представление и заявил, что теперь
Стаканычу до майора дальше, чем до Китая на четвереньках.
После этого завлаб запил с горя.
Парламентерами к Стаканычу отрядили парторга и профессора.
Стаканыч копался в каком-то лабораторном макете. Правой трясущейся рукой
он держал паяльник, а левой — пинцет, причем пинцетом придерживал не
деталь, а жало паяльника. Левая рука у него тоже тряслась, но в
противофазе с правой, поэтому паяльник выписывал в пространстве странные
петли, напоминающие фигуры Лиссажу…
— Валентин Иванович, — серьезно начал парторг, подсаживаясь к завлабу, —
надо поговорить.
Стаканыч тут же скорчил покаянную рожу, напряженно пытаясь вспомнить, на
чем он погорел в этот раз.
— А что такое, товарищ подполковник?
— Мы предлагаем вступить тебе во Всесоюзное общество трезвости! — сходу
бухнул парторг.
Удивительное предложение ввергло Стаканыча в ступор. Он тяжко задумался,
причем жало забытого паяльника танцевало перед парторговым носом.
Присутствующие терпеливо ждали. Наконец, Стаканыч изловчился положить
паяльник на подставку, и неожиданно севшим голосом спросил:
— А на х#я?
Парторг задумался. В директиве Главпура ответа на этот простой вопрос не
содержалось.
— Ну, как же, голубчик, ну как же, — вмешался профессор, — вот подумайте
сами, вступите вы в общество трезвости, заплатите взносы, получите
членский билет и значок…
— Ну?
— А по ним в магазине водка без очереди!
Кадет Биглер

Прислал(а) Кадет Биглер (bigler57(ухо)mail.ru)



3 марта 2001
Навеяно историями про счастливые годы учебы. Пришлось мне в свое время
поучиться в Бауманском. Не много нас там таких было (в смысле женского
пола). Все предметы, как положено, сопромат, термех, матан и т.д.,
обучавшиеся в технических вузах меня поймут. А у нас, ко всему прочему
были еще и практическия занятия, например по сварке, литью и т. д.
Короче, все то, что симпатичной девушке может в жизни пригодиться.
Пришло время зачета, по-моему по литью, да уже и не важно. Важно, что я
ни в зуб ногой, а зачет принимает такой громила, одним словом
«литейщик», токо-токо от станка. Получила я билет, там ни одного
знакомого слова, но отвечать-то надо. Подсела я поближе, типа в очередь
желающих отвечать. Половина отвечающих уходит с неудом. Меня начинает
трясти от ужаса. Подходит очередь паренька, который передо мной сидит.
Он садится напротив препода и тут начинается шоу.
Препод:
— Как фамилия? Э-э, да вы у меня, батенька, ни на одном практическом
занятии не были. Как же так?
Студент:
— Ну вы понимаете, дело такое, подружка залетела, я ей говорю
«давай аборт делай», а она ни в какую. Все нервы мне истрепала.
И все в том же духе. Очень убедительно. Минут десять. Вся группа
умирает от смеха, потому что девушки у него сроду не было, он весь
семестр сидел в общаге в преферанс на деньги играл. Неплохо, кстати,
заработал тогда.
Препод сидит и с пониманием слушает. Периодически кивает головой, нервно
закуривает (не вру!) и вдруг говорит:
— Да, не повезло тебе с телкой. Зачет (и это без единого-то слова
по вопросам билета!). Все бабы суки. И впредь будь осторожней.
Предохраняйся.

Студент встает и довольный уходит. В аудитории немая сцена. Моя очередь
отвечать. Мне терять нечего я и говорю: «А я та, что от него залетела».
Что тут началось!!!
Зачет, кстати, он мне поставил.

Прислал(а) Шура

16 мая 2001
История эта, возможно, имеет прототип, и тот, кто был в ней главным
персонажем, возможно читал этот прототип где-то, но…



В нашем маленьком американском курортном городке несколько баров. Бары
разные, от небольших до вполне себе приличных, на пару сотен
человеко-мест, не считая стоячих.

По вечерам возле них любят дежурить полицейские в машинах, ожидая, когда
выйдет из бара явно нетрезвый клиент и ему можно будет впаять по всей
строгости закона. Вообще, в маленьких городках Нью-Джерси полиция везде
и повсюду, ездит углом вперед и уступом вправо. Двое моих
приятелей-русских и один их приятель француз уже попались.
(Надо сказать, американцы, хотя и пьют не по-русски, но выпить не
дураки; на халяву — в особенности. Ну, назовите мне того, кто на
дармовщинку не выпьет.).

В общем, вечером возле такого бара стоял полицейский, и ждал клиента. Из
бара вывалилась большая компания, и стала рассаживаться по машинам. Один
из этой компании долго не мог попасть ключом в замок, ходил вокруг
машины, шатался, пробовал разные двери, потом опять пытался попасть
ключом в замок. Полицейский уже понял, кто у нас клиент, и внимание свое
сосредоточил на нем. Остальные из компании успели разъехаться. Наконец,
мужик таки открыл дверь, ввалился в салон машины, завел двигатель,
пристегнулся ремнем и тронулся с места.
Полисмен немедленно замигал огнями, заревел сиреной, и клиент встал,
покорно ожидая своей участи. Полицейский приказал ему выйти из машины…
Быстрый тест на трезвость показал, что мужик совершенно трезв.
Он просто был подсадной уткой.

Прислал(а) Морж

7 марта 2001
О вреде пьянства на работе № 3

Год 91. «Буря в пустыне». Съемочная группа из далекой России с интересом
наблюдает, как бравые америкосы долбят всякими разными «мавериками»
Багдад, в промежутках лениво пожирая сухпай морских пехотинцев — типа,
достало меня арахисовое масло, меняю на персиковый компот. Приставили к
нам дозором одного «коммандос» — человек-гора, кличут Бобом, сержант с
опытом всевозможных войн, весь в нашивках, как доска объявлений
где-нибудь в Митино. Мой оператор, Олег, отслуживший срочную в афганских
горах, внешне — мальчик-одуван, хотя и бывшая армейская разведка,
порешил с Бобом дружить. Сожрали две бутылки виски, тягали гирю,
ломались на руках, потом спарринг, потом отжимались… Сержант
отключился, мой лакировался пивом до глубокого утра. Тем же утром нас
увозят знакомить со штатовским енералом в одиночку освободившим Кувейт.
Оператора брать не велят, говорят, нехай остается на базе. Олег по
английски — ну никак, не учили его в Афгане английскому. На мой резонный
вопрос — и по каковски ты с ними общаться собираешься, отвечает — не
ссы, командир, они у меня по русски заговорят… Поездка затянулась —
прилетаем через три дня. Представьте полотно — раннее солнце, пустынный
ландшафт, в центре — одинокая палатка (база нах переехала!), у палатки
в позе роденовского мыслителя восседает оператор, вокруг пустые банки из
под пива и кости какого-то крупного животного. Я робко интересуюсь — а
что собственно… Следует ответ — меня тоже хотели эвакуировать, но ты
сказал, ждать здесь, насилу отмахался, теперь сижу. И Боба отстоял.
Остекленело вожу взглядом по окрестностям — Боба нет. Только кости
какого-то крупного животного. Олег улыбается — да здесь он, коммандос
хлебаный, показать? И свистит. Из палатки высовывается опухшая харя уже
без всяких знаков пехотного различия. Далее следует команда — БЛЯ,
БОБИК, КО МНЕ!!!
Сержант морской пехоты очень быстро перебирая конечностями подползает к
оператору…
Олег так и не научился английскому языку.

Прислал(а) Электронные СМИ

21 ноября 2001
Курорты есть повсюду. И даже на Камчатке. Невдалеке от
Петропавловска-Камчатского находится поселок Паратунка, и в этом
местечке расположен одноименный санаторий. В советские времена кто
только сюда не наведывался для поправки своего здоровья: были тут и
космонавты, и писатели, и артисты. Словом, место довольно блатное.
Специфика курорта заключается в том, что поскольку полуостров является
зоной повышенной сейсмической активности, в районе этой самой Паратунки
из-под земли на поверхность постоянно вырывается теплая или даже горячая
вода (наподобие гейзеров), содержащая в себе массу растворенных
минеральных веществ, используемых в оздоровительных процедурах. Публика
лечится в Паратунке почти от всех болезней и принимает теплые ванны в
так называемых «термах» — специально построенных бетонных бассейнах,
куда подземная вода поступает толчками, то в меньших, то в больших
количествах, но постоянно. Что интересно, цвет воды в разных термах
может быть самый разнообразный (от лазурного до болотного), а запах
почти всегда слабо отдает сероводородом.

Меня занесло в Паратунку в 1991 году и вот какую историю я там услышал.

Прибыла как-то в санаторий развеселая московская компания — два мужика в
чине не то министров, не то их замов, и две их подруги. Приехав на место
будущего оздоровления, четверка решила как следует отметить свой приезд.
В результате неумеренных возлияний набрались они так, что уже и света
белого не видели (в буквальном смысле слов, поскольку плюс ко всему в
результате смены часовых поясов аж на 9 часов, окончание пьянки пришлось
аккурат на предрассветное время). И тут кого-то из них озарила идея
начать поправлять пошатнувшееся здоровье немедленно и для начала принять
эти самые термальные ванны. Короче, выкатываются они в состоянии полного
изумления из стен санатория в предрассветный туман: куда идти — понятия
не имеют, как выглядят эти самые термы — знают только по рассказам
коллег-министров, но раз решено идти, надо идти.

А дальше почти дословно передаю рассказ дедка — местного жителя, который
рано утром отправился на рыбалку на речку Паратунку.

«Вышел уже к околице, иду своей дорогой, вдруг слышу — за кустами
какое-то хлюпанье, мычание, женский смех (это в 5 утра). Решил поглядеть
— чего там. Вышел из-за кустов — еб твою мать! В бассейне очистного
коллектора сидят по шею в говне два мужика и баба, а еще одна на краю
бассейна стоит вся в золотых кольцах и серьгах. Эти трое резвятся,
брызгают друг на друга и зовут бабу в золоте к ним присоединиться, а та
сомневается, лезть ли. Мужики меня, застывшего столбом, наконец увидали
и один из них спрашивает, еле ворочая языком: «Эй, мужжжик, мы этааа…
правильно купаемся?» Ну, я и говорю: «Правильно, ребята, купаетесь,
купайтесь дальше». Плюнул и пошел своей дорогой дальше. »
В тот же день об истории узнал весь санаторий, и министрам с их
красавицами пришлось бежать от позора домой в Москву или на другой
курорт.

ЗЫ: Если у кого-нибудь будет возможность искупаться на Камчатке в
настоящих термах — настоятельно рекомендую это сделать, оздоровитесь до
невозможности, проверено на себе!

Прислал(а) DS ((ухо)mail.ru)

16 ноября 2001
НА СМЕНУ КРЕСТЬЯНСКОЙ ЛОШАДКЕ

Понедельник. 8.30 утра. Совещание у начальника гарнизона. Командиры и
начальники всех степеней с мучительно искаженными лицами рассаживаются в
классе. Никто не курит. После массированного употребления изделия
«Шпага» (технический спирт с дистиллированной водой) ощущение такое, что
находишься в антимире. Звуки до органов слуха доходят с громадной
задержкой, при слове «вода» начинается спазм всех частей организма,
которые еще способны сокращаться. Речь хриплая, невнятная, с каким-то
странным шипением и присвистыванием. Так, помнится, говорила голова
профессора Доуэля… Среди офицеров обнаруживается какой-то неопознанный
мужичок. Мужичок чувствует себя явно не в своей тарелке, от чего
неприятно суетится. Попытка вспомнить, откуда это чмо взялось, вызывает
очередной приступ дурноты. Наконец, появляется мрачный комдив. Начальник
штаба командует: «Товарищи офицеры!». Все встают, мужичок вскакивает
первым.
— Товарищи офицеры! Прежде чем начать служебное совещание, нужно решить
один вопрос. К нам прибыл представитель местных органов власти (мужичок
опять нервно вскакивает) с просьбой. Зима в этом году снежная и
гражданские не справляются с расчисткой дорог. Просят аэродромный
снегоочиститель. Командир базы! Можем помочь? Встает комбат:
— Э… кх… гм… можем, чего ж не дать, только пусть они осторожно
там… все-таки аэродромный…
Мужичок:
— Да вы не волнуйтесь, товарищ, не сломаем, громадное вам спасибо!!! —
и с облегчением вылетает за дверь…
***
Понедельник. 8.30 утра уже следующей недели. Совещание у начальника
гарнизона. Командиры и начальники всех степеней с мучительно искаженными
лицами рассаживаются в классе. Среди офицеров обнаруживается другой
неопознанный мужичок. Начинается совещание. Комдив:
— Товарищи офицеры! Прежде чем начать служебное совещание, нужно решить
один вопрос. К нам прибыл представитель местных органов власти (мужичок
нервно вскакивает) с просьбой. Зима в этом году снежная и гражданские не
справляются с обрывом телефонных проводов на столбах вдоль дорог. Просят
связистов в помощь.
Вскакивает комбат:
— Б#я, то есть, товарищ полковник, ну я же говорил им — осторожнее!!! ,
он же аэродромный, он снег швыряет на 20 метров, а они, уроды, — «не
сломаем, не сломаем»…
Кадет Биглер

Прислал(а) Кадет Биглер (bigler57(ухо)mail.ru)

27 октября 2001
У нас на заставе, за всю службу в рационе не было ни разу мяса птицы, не
знаю чего был за перекос.
Прапорщик Арбеков, старшина заставы, замастырил себе курятник небольшой,
обнес его сеткой, все дела. Лето, ночь, сидим со связистом, дежурим,
травим за гражданку, про еду что-то, в общем жареная как у мамы кура на
ум пришла, решили мы свистнуть птицу и ее употребить. Да вот беда, там
их всего трое, один из их компании судя по утренним истерикам петух,
которого есть западло (так Миха сказал). Выход нашли. Сперли курицу
кое-как, я не знал что они так быстро бегают, яиц там перебили несколько
штук, в общем свернули голову Рябе, настал момент как следы заметать.
Порешили так. Подкопали под сеткой ход, а на разбросанном грунте щепотью
сложенными пальцами оставили следы, типа животное какое-то было, перьев
набросали, и пошли жарить. Курочка удалась, прикончили мигом, все
срослось. Утром перед сменой я пошел посмотреть при свете дня, чтоб все
было нормально. Еб твою мать! наследили сапогами, пришлось заметать как
шпиону на КСП. Потом вдруг мне подумалось, что ради приличия надо
возместить яичный ущерб, пошел на кухню, взял пяток яиц (из субботнего
пайка), кои я и положил на насест, вместо битых.
На следующий день весь личный состав заставы знал, что у нас завелась
лиса, и массу подробностей про сексуальные отношения Арбекова с ней и ее
родственниками до пятого колена. Дело к вечеру, прапор попросил меня
подзарядить батарейки к НСПУ (прицел ночной), а как стемнело, намылился
с автоматом и прицелом в засаду. Ночь разорвала очередь, через пару
минут появился хантер.
— Бля, забыл на одиночные поставить, но кажись попал.
— Дай фонарь следовой, пойду посмотрю.
Мы с Михой, естественно, увязались следом. Картина была из серии «Молчание
петухов», вокруг все разворочено, в ошметках перьев с костями. Но тут
наш охотник вскричал, что-то победоносное, и я к своему ужасу увидел
действительно останки явно млекопитающего, но не птицы. Выйдя на свет
выяснилось, что это задняя полутушка кота нашего замполита, при жизни
носившего кличку Чмырь. Вот, видимо Чмырь давно ходил вокруг курятника,
и обнаружив подкоп, им и воспользовался на свою вдребезги разнесенную
башку. И петух, и оставшаяся курица были тоже бызнадежно мертвы,
замечательно кучно стреляют пограничники. Замполит был где-то на
границе, и ему еще предстояло узнать о потере в семье. Ну а Арбеков, за
сутки оставшийся без домашних животных, забрал яйца, и ушел подавленный.
Утром он пришел, еще более в сумрачном настроении, позвал меня в
канцелярию, и говорит:
— Слыш сержант, ничего понять не могу, сейчас Надька решила омлет
сделать, а яйца-то вареные!
Аллюр.

Прислал(а) Аллюр (alliur(ухо)mail.ru)

23 октября 2001
Намедни приходжит моя доча с совместного чаепития с подругой и
рассказывает:
«У подруги с ее бойфрендом — как у Ромео с Джульеттой: все родственники
и с той, и с другой стороны прямо-таки ополчились против них,
… ОСОБЕННО ЕГО ЖЕНА возражает…»
Я плакал…
WoodCock

Прислал(а) WoodCock (kea(ухо)rambler.ru)

5 марта 2001
Моя девочка 10-ти лет занимается плаванием года четыре почти ежедневно,
и тут вдруг проблема — сделали в школе эту самую прививку — реакция
Манту, кажется, н-да… Слезы градом — как же-как же бассейн пропустим!
Ерунда, говорю, щас мы твою прививку пластырем заклеим и плюхайся
сколько хочешь! Сказано-сделано. Часа через два забираю свое сокровище
из бассейна… Большой вестибюль, куча детей-родителей, нежных пап-мам
и летит мое — рыжее, пухлощекое и в конопушках, слезы градом —
мама-маммаама.. На мой полный ужаса вопрос — что случилось?!!!
Громкий ВОПЛЬ плача на весь бассейн — «… маа-ама, пластырь отпал..
мааама, я целый час с _голой мандой_ плавала! Что теперь будет?!!»
Н-да… «будет!» — у нас БЫЛ — полный бассейн стекших по стенам
родителей!

Прислал(а) Елена

13 ноября 2001
Был такой забавный случай. 93 год, Москва, бар, народ с повадками новых
русских братков. Сидит значит один крендель у стойки бара и спрашивает
бармена, типа тут подают текилу-бум? Тот грит, что нет проблем, в общем
браток говорит, что он ее только и потребляет. Дальше картина маслом,
все по правилам, бармен насыпает ему щепотку соли на руку, подает
лимончик (ну я думаю народ в курсе, что лизни-выпей-кусни), бабахает об
стойку стопарик и подает его кренделю. Дальше картина уже не маслом, а
колбасой. Орел высаживает стопарик, закусывает лимоном, и
профессиональным жестом кокаиниста «внюхивает» в себя соль. Сказать, что
все посетители бара сложились пополам — это ничего не сказать. Вот так,
читайте инструкции.

Прислал(а) Балбес (balbes_315(ухо)hotmail.com)

12 декабря 2001
Реальная история, произошедшая 10.12.2001.
Редакция журнала.

Звонок………

Гл. Редактор: Слушаю.
Тетка На Том Конце Провода (ТНТКП): Сто тридцать седьмой, пжалсссста!
Гл. Редактор: Что такое 137-й?
ТНТКП: Добавочный.
Гл. Редактор: К чему?
ТНТКП: К телефону.
Гл. Редактор: Какой модели?
ТНТКП: А это важно?
Гл. Редактор: Не уверен.
ТНТКП: ?????
Гл. Редактор: Так что вам?
ТНТКП: 137-й.
Гл. Редактор: Я это уже понял, спасибо.
ТНТКП: (неуверенно) Соединяете?
Гл. Редактор: В каком смысле?
ТНТКП: Спасибо. Извините.

звонок………

Гл. Редактор: Редакция. Добрый день!
ТНТКП: 137-й?..
Гл. Редактор: Слушаю вас.
ТНТКП: Сергея Сергеевича можно позвать?
Гл. Редактор: Из 137-й?
ТНТКП: (неуверенно) Кажется…
Гл. Редактор: У нас такого нет.
ТНТКП: Уже ушел?
Гл. Редактор: Скорее, что и не приходил.
ТНТКП: А это 137-й?
Гл. Редактор: Нет. Это редакция!

короткие гудки……..
звонок…..

Гл. Редактор: Редакция. Ало? Слушаю?
ТНТКП: Извините. Ошиблась

короткие гудки….
звонок….

Гл. Редактор: Слушаю. Редакция.
ТНТКП: На 137-й переключите.
Гл. Редактор: Там занято.
ТНТКП: Ничего. Я подожду.
Гл. Редактор: (переключая на выносную трубку, кричит секретарю) Ульяна,
там тебя, кажется!
Ульяна: (Гл. Редактору) Я сняла.
Ульяна: Слушаю вас!
ТНТКП: Сергея Сергееича можно?
Ульяна: Из какого отдела?
ТНТКП: Из сварочного цеха!
Ульяна: Минуточку.
Ульяна: (Гл. Редактору за стенку) Даня, там Сергея Сергеевича
спрашивают. У нас есть такой?
Гл. Редактор: Не уверен. Может, в распространении?
Ульяна: (в трубку) Будьте добры, перезвоните 2223322

короткие гудки….
через пять минут звонок:

Гл. Редактор: Слушаю. Редакция.
ТНТКП: На 137-й, прошу вас!!!
Гл. Редактор: Больше не могу!
ТНТКП: Все еще занято?
Гл. Редактор: Нет. Освободилось.
ТНТКП: (раздражаясь) На 137-й переключите!!!
Гл. Редактор: Вы куда звоните?
ТНТКП: На 137-й!
Гл. Редактор: А это редакция журнала!
ТНТКП: Я понимаю. Переключите на 137-й!
Гл. Редактор: Вам Сергея Сергеевича?
ТНТКП: АЛО?! АЛО?!!!! Сергей Сергеевич?!!!
Гл. Редактор: Да. Добрый день.
ТНТКП: Сергей Сергеевич, уголок на тринадцать больше не надо! Лепешкин
просил обождать до завтра. Машина из Петрозаводска не пришла.
Гл. Редактор: Хорошо, я постараюсь передать.
ТНТКП: Вы меня поняли? НЕ НАДО НА 13!!!!
Гл. Редактор: Понял. Спасибо.
ТНТКП: Ало? Ало?
Гл. Редактор: Я вас слышу.

короткие гудки….
звонок

Гл. Редактор: 137-й!
Неизвестный мужчина: Извините. Ошибся…
Гл. Редактор: ААА!! Постойте, вам кто нужен?
Неизвестный мужчина: Да я не туда попал.
Гл. Редактор: А куда вы звоните?
Неизвестный мужчина: Извините. Я ошибся номером.
Гл. Редактор: Нет, вы правильно набрали!!!!
Неизвестный мужчина: Значит, в журнале неправильно телефон записан.

короткие гудки…

Гл. Редактор: Мать его… Да что за день?..

звонок….

Гл. Редактор: (недоверчиво) Але?
ТНТКП: Будьте добры, извините, я только что звонила. Можно еще раз на
137-й переключить?..

БЛ&&&!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Прислал(а) Кабыз (orlov(ухо)comprice.ru)

13 августа 2001
«Как начинаются и кончаются революции»

Был жаркий летний полдень в одной североафриканской арабской стране.
Огромный город жил своей обычной жизнью, полной шума, гудков автомашин,
гомона толпы, криков торговцев и свистков полицейских… Солнце, жара,
пыль…
все, как всегда. Из ворот французского посольства вышла молодая девушка
— очевидно, недавно приехавшая в страну, это было заметно по некой
непередаваемой словами неуверенности в поведении, походке, поворотах
головы — для опытного глаза такие вещи всегда заметны. Девушка села в
свой новенький «Пежо», включила сигнал поворота и попыталась медленно и
аккуратно отъехать от парковки…
Но… ее судьба уже была предрешена где-то на небесах…
Как раз в этот самый момент мимо, стуча оторванным глушителем, проезжала
какая-то местная раздолбанная колымага, и француженка случайно задела ее
бампером… Чуть-чуть, совсем немного.
Ну и что? Ведь и лавины в горах начинаются с маленького камешка…
Взвизгнув тормозами, обе машины встали. Синхронно открылись двери, и
представители двух миров встретились — француженка с выражением
откровенного ужаса на лице и возбужденный низенький араб в галабее… Араб
обошел вокруг своей машины три раза, внимательно оценил масштабы
постигшего его горя (небольшая вмятина на заднем крыле), еще более
внимательно осмотрел девушку, моментально просчитал ситуацию, глубоко
вдохнул и …
… и началось. Оказалось, что, на свою беду, девушка встретилась с
талантливым артистом-самородком. Самородок подошел к делу скрупулезно,
грамотно, с душой и по-деловому. Конечно, начал он с француженки. Он
проклял лично ее, все части ее тела, каждый год ее мерзкой и ничтожной
жизни и всех ее родных и близких. Он проклял ее машину — всю целиком, а
также отдельно руль, колеса и передний бампер. Последнему досталось
особенно. Подумав, араб пнул его ногой в рваном ботинке, ушиб большой
палец, и обругал бампер повторно, присовокупив к проклятиям теперь еще и
всю продукцию фирмы «Пежо», а также, до кучи, «Рено» и «Ситроен». После
таких высот спускаться ниже ему, очевидно, показалось уже как-то
несолидно, и он проклял скопом всю Францию, Эйфелеву башню, Миттерана, а
также, почему-то, кардинала Ришелье…
Сразу стало ясно, что народное образование в стране достигло больших
успехов. Вообще, вся ситуация больше всего соответствовала знаменитой
фразе «Остапа несло…» Как обычно бывает в таких случаях, моментально
собралась толпа зрителей и сочувствующих…
А распалившийся правдолюбец перешел к религиозной и национальной
тематике — теперь он проклинал христиан, и худших среди всех христиан —
европейцев, и наихудших среди всех европейцев — французишек. Он обличал
наполеоновских вояк, которые отстрелили нос сфинксу — но так, что порой
казалось, что сегодняшнее событие по своим культурно-политическим
последствиям намного ужаснее. За компанию досталось, естественно, и
Израилю, который уж к этому ко всему не имел ни малейшего отношения…
В моменты высочайшего экстаза пламенный трибун напоминал одновременно
Гитлера, команданте Фиделя и молодого Жириновского. Он призывал
отомстить, наконец, за крестовые походы, сотни лет колониального
угнетения и национальный позор шестидневной войны. Он цитировал Коран,
Ницше и Карла Маркса. Он взывал, потрясал руками и рвал на себе волосы и
галабею. Толпа внимала, волновалась и росла. Народ узрел национального
лидера и принял его. Раздавались крики, угрозы правительству и призывы
прямо сейчас идти громить французское посольство, а также немедленно
надеть на всех женщин чадру. Неподалеку уже поджигали американский флаг
— очевидно, французского под рукой не оказалось, да и в нем ли дело?
Некоторые активисты дошли даже до того, что призвали заодно расстрелять
тренера местной футбольной сборной, которая в шестой раз подряд с
треском проиграла панафриканский чемпионат. К посольству начали спешно
стягиваться усиленные вооруженные отряды полиции…
Знающие арабский и понявшие комизм ситуации европейцы от хохота сползали
по сиденьям на пол своих машин. Не знающие или недавно приехавшие в
страну в ужасе разбегались и разъезжались — очевидно, паковать чемоданы
и срочно эвакуироваться.
Между тем, закончив с религиозным и национальным вопросом,
трибун-самородок перешел к теме взаимоотношения полов и, вознеся хвалу
аллаху, все-таки немного попенял ему за большие недоработки в процессе
создания женщины.
Одновременно с проклятиями и обличениями араб не забывал и своей
погибшей собственности. По его словам, обшарпанная «Тойота» (возрастом
сопоставимая, пожалуй, со знаменитой «Антилопой Гну») до этого страшного
дня красотой напоминала «Феррари», скоростью «Ламборджини», а ценой — не
меньше, чем «МакЛарен». Понесенный же ею сегодня ущерб можно было
сравнить разве что с Чернобыльской катастрофой или разрушениями,
показанными в фильме «Годзилла в Нью-Йорке»…
Спектакль продолжался минут двадцать. Затем араб устал, охрип, пришел
немного в себя и огляделся по сторонам. Увидев огромную толпу, ждущую
только его сигнала, а также цепь вооруженных полицейских, он понял, что
зашел слишком далеко. Не надеясь, очевидно, заработать на разграблении
французского посольства и мобилизации добровольцев на арабо-израильский
фронт, трибун перешел, наконец, к делу. Он гневно указал на поврежденный
борт своей развалюхи и интернациональным жестом потер большим пальцем
правой руки об указательный перед носом уже совершенно обалдевшей
француженки, требуя справедливый и заслуженный бакшиш. Судя по выражению
лица девушки, сумма бакшиша намного превышала размеры государственного
долга Египта, бюджет Французской республики и даже состояние господина
Березовского, и, при разумном использовании, позволяла бы довольно
быстро построить совершенно конкретный коммунизм в любой, отдельно
взятой, стране мира… Поэтому несчастная девушка дрожащими руками
открыла кошелек и вынула оттуда всю наличность, которая немедленно
исчезла в недрах грязной галабеи нашего Фиделя Вольфовича…
И произошло чудо! В течение минуты толпа рассосалась, заплаканная
француженка уехала, а трибун-самородок, покачивая головой, еще раз
осмотрел свою пострадавшую собственность. Оглянувшись по сторонам, он
открыл багажник и с силой стукнул кулаком по вмятине изнутри. Вмятина
исчезла. Более того, борт машины стал даже более ровным, чем был до
аварии. Араб еще раз пересчитал полученный бакшиш, поднес деньги ко лбу
и, возблагодарив аллаха и пророка Мухаммеда за содействие, покинул
сцену. Очевидно, поехал покупать новую машину. Постепенно за ним стали
разъезжаться и совершенно изнемогшие от хохота зрители. На этот раз
революция не состоялась…
СФ

Прислал(а) Старик Фуфайкин (fufaikin(ухо)mail.ru)




Leave a comment

Как тебя зовут, то?:

Мыло, коль не хочешь, не пиши чё:

У тя сайт то есть?:

Коммент: