Что у кого есть, и чего нет — КЛАССИФИКАЦИЯ ВИДОВ

У Ученого есть Понятийный Аппарат. Конечно с первого взгляда на отдельных Ученых может показаться, что никакого аппарата у них нет вообще, кроме жевательного. Но это потому что академику Лысенко по ошибке выдали со склада вместо Понятийного Аппарата — Самогонный, а академику Фоменко — Кассовый.

У Писателя есть Пишущая Машинка. А еще Стиральная Машинка и Зачеркивательная Машинка. Но отдельным Писателям, когда их ставили на довольствие, не хватило Стиральных и Зачеркивательных Машинок. Поэтому такие Писатели, частично укомплектованные, могут только писать. Вот они и пишут, и пишут, и пишут, и пишут, и пишут, и пишут.



У Конструктора есть Сопротивление Материалов. Все Материалы, с которыми работает Конструктор, отчаянно ему сопротивляются. Конструктор и гнет их, и ломает, и узлы вяжет, а Материалы все сопротивляются. Если Конструктора не обеспечили Сопротивлением Материалов еще в институтской кладовой или, на худой конец, в каптерке конструкторского бюро, может выйти худо. Потому что такой Конструктор сконструирует, допустим, Конструкцию, и будешь ты с ней трахаться до конца своих дней, не подозревая, что предназначена она вовсе не для секса.

У Государства есть Аппарат Насилия. Поэтому Государство с утра до ночи насилует этим Аппаратом всех, кто окажется в поле зрения Государства. Те, кто послабее, идут в Государство и сами становятся насильниками — потому что мало удовольствия, когда тебя насилуют с утра до ночи, да еще и Аппаратом. А те, кто покрепче, кряхтят, но терпят. Нас, говорят, насилуют, а мы от этого дополнительно крепчаем.

У Военного есть Честь. Больше у Военного ничего — ни рук, ни ног, ни какого-нибудь завалящего аппарата, зато есть Честь. Думали, что Военный будет отдавать Честь направо и налево, и от этого всем станет хорошо. Но оказалось, если Честью разбрасываться, она просто кончится, и станет не хорошо, а еще хуже. Решили — пускай Военные отдают Честь только друг другу. С тех пор Военным просто не очень хорошо, а еще хуже — всем остальным. Всем остальным, конечно, обидно, поэтому они поливают Военных грязью и занимаются очернительством Военных. Но Военные держатся за свою Честь и черта с два кому невоенному ее отдадут.

У Слесаря-Сантехника никогда ничего нет и никогда ничего не было. Слесарь-Сантехник хорош сам по себе, потому что его целых трое. Неразлучная троица — Слесарь, Санитар, Техник, запечатлена в народном фольклоре, творчестве художников-передвижников, советском агитационном плакате и даже древнерусской живописи. Потому что на ней держится мир. Испокон века Слесарь, Санитар и Техник — все, что нужно человечеству для осуществления жизнедеятельности. Даже Военные не могут обойтись без этих троих. Но Чести им все равно не отдают.

И только у Крестьянина есть Крест. Поэтому Крестьянин, снисходительно поплевывая, глядит на всех этих Ученых, Писателей, Конструкторов, Военных и даже Государство с его Аппаратом. И даже Слесаря, Санитара, Техника наш Крестьянин ни в грош не ставит. Ведь они, дармоеды, живы, пока Крестьянин их кормит. А когда Крестьянину надоест, что они живы, он придет и настучит им всем Крестом по черепушкам так, что только брызнет. И поставит Крест им на могиле. И уйдет.



И будет, в общем, где-то прав.

(C) Олег Дивов




Leave a comment

Как тебя зовут, то?:

Мыло, коль не хочешь, не пиши чё:

У тя сайт то есть?:

Коммент: