Частная коллекция историй

8 марта 2001
Был я несколько лет назад в городе Череповце и наблюдал такую сцену.

Лето, тихие зеленые дворы, окна нараспашку, в одном из домов на втором
этаже гуляет свадьба. Народ простой — поют русские народные, мешают
дешевую водку с портвейном. Вдруг песни прекратились, звон разбитой
посуды, бабы орут, ну короче, ясно — драка. И что там у них произошло,
не знаю, но, вроде как по воплям, спер мужик со стола бутылку и пытался
ее сухим пайком с собой утащить. Hу, мужику бьют морду, выволакивают на
балкон, благо, этаж второй и под балконом кустики-цветочки, и, раскачав
на «раз-два-три», скидывают на этот огород. При этом падение его
производит впечатление неизгладимое: тройное сальто прогнувшись.
Лежит он, не двигается, треснулся-то капитально, другой на его месте
сломал бы себе чего, а народ снова за стол, песни петь и т.д. Через
некоторое время мужик встает (правда, «встает» — это сильно сказано,
вертикальное положение он принимал минут пять, да так и не принял,
видно, здорово нарезался) и так это ползет к парадной, заходит, и снова
в ту квартиру.
Звонок….
Радушный громкий голос в прихожей:
— Семен! Ты где, еб твою мать, ходишь? Мужики, Семен пришел!
Громкие вопли:
— Штрафную ему! Штрафную!
Свадьба продолжается.



Прислал(а) Тень отца Гамлета (denis_nechaevs(ухо)mail.lv)

11 марта 2001
Весна. Малышня расчехлила велосипеды и гоняет уже вовсю, не разбирая
дороги. На перекрестке — красный. Последней стоит «Нива». Вдоль дороги
несется на своем двухколесном педальном коне пацаненок лет семи. Рот от
восторга разинул, глаза вразбег, короче, с разгону въезжает «Ниве» в
зад. Грохается, естественно, чего-то там себе повреждает несильно, пара
ссадин… Ну, все ясно — гиббоны (ранее — гаишники), «скорая»… Врачиха
мальца зеленкой мажет, тот ревет во всю глотку. Докторша его разговорами
отвлекает, вопросики разные левые подкидывает, типа «где твоя мама
работает?». Вот последний вопросик она ему и задала:
— Кем ты будешь, когда вырастешь?
Пацан, сквозь сопли:
— Шофером на КамАЗе…
Водитель «Нивы»:
— Бля, не дай бог дожить!

Прислал(а) Евгений (babenko(ухо)pyt-yah.wsnet.ru)

6 декабря 2001
История случилась не без участия моего отца, чистая быль и правда.
Было это в 80-х годах, при Брежневе. Отец тогда работал в оборонном НИИ,
разрабатывали они там всякую электронику для военных. Коллектив в их
лаборатории был дружный, причем все любили и ценили хорошие приколы,
хотя все с высшими образованиями и рангом не ниже научного сотрудника.
Приколы были типа приклеить к полу с вечера эпоксидкой кому-нибудь
лабораторную обувь к полу, или закоротить провода в вилке паяльника,
и т.д.
И был там у них доктор наук, очень уважаемый человек, лет 50-и, назовем
его Степаныч.
И как-то у Степаныча дома сгорел телевизор, починить для него — пара
пустяков, просто надо пяток транзисторов и конденсаторов. Весь комплект
тянул рублей на 5, не больше. Но то ли в магазине чего-то не было, то ли
просто лень Степанычу было переть в магазин, короче он решился на
ХИЩЕНИЕ 🙂 Так как в лаборатории любых, даже самых дефицитных деталей
было навалом и их расход никто не контролировал.
И вот Степаныч отобрал все что надо, сложил в спичечный коробок и
положил в карман пиджака, который висел в шкафу (в лаборатории все
переодевались во время работы).
Коллеги же, не долго думая, высыпали все детали нахер, а в коробок
наложили — правильно, говна. И позвонили на проходную, типа такой-то
будет выносить секретную микросхему.
И вот, 17.30, конец работы, на проходной к Степанычу подходят очень
компетентные люди и просят пройти в комнату охраны для досмотра, что
последний раз с ним было лет 15 назад, уважаемый человек, с доски почета
не слазит и пр. И Степаныч выдает такую фразу, прежде чем за ними
закрылась дверь:
— Тридцать лет вкалываю в институте, и вот первый раз кусок говна решил
вынести, и на тебе. 🙁
И дверь за ними закрылась.
Минут через 10 выходит о…уевшая охрана и Степаныч, который сразу
фишку просек и, наверно, первый и единственный раз так радовавшийся
обнаруженному говну в своем кармане.
Женя.



Прислал(а) Женя.

3 января 2001
В период с 1989 по 1991 я служил срочную на заставе в горах СССР — КНР,
Застава № 3 «Тополёвка» Учаральского отряда Служба конная, а я призывался
из Коми АССР, и лошадь видел только в цирке и то по телевизору. Выдали
мне принадлежности все конские, куда чего совать я естественно не в курсе,
знаю только, что седло должно быть сверху. Старшина заставы прапор
Арбеков, неплохой мужик, но выпендриться любил, особенно перед такими
салагами каким предстал я, отучившись полгода в сержантской учебке.
«Построив» меня возле летней коновязи, Арбеков вывел коня, и начал
рассказывать ТТХ лошади,пересыпая лекцию словечками типа «трензель»,
«недоуздок», и т.п.Я понял, что придется мне туго, но по уже привитой
армейской привычке вида не подаю, с грустью размышляя о нелегкой доле
командира кавалерийского отделения ПВ СССР. Прапор тем временем заседлал
коня и показывал как надо правильно в стремена вставать. Конь, видимо
возбудившись на старшину, вывесил под брюхо свою конскую херню (кто
не знает, размером с руку подростка). На территории заставы была пасека,
и пчелка залетела на коновязь. Дальше как в кошмарной сказке…. Лошадь
хвостом махнула, пчела ужалила в плоть коня. Старшина в данный момент
времени был одной ногой в стремени, второй в воздухе. Радж (имя коня)
подпрыгул как кенгуру, Арбеков башкой в потолок — в нокаут, Радж галопом
помчался, закрыв глаза, прямо в сторону свинарника. Ощущения коня боюсь
даже представить…. Обезумевший Радж, не обращая внимания на волочившегося
старшину, разворотил ограду перед свинарником, разогнал хрюшек и давай
бегать по кругу. Кусок тем временем пришел видимо в себя, но, находясь
в состоянии абсолютно аффективном, почему-то схватился сразу за член коня,
отчего бедное животное издало какой-то визг, и ебнуло прапорщика
по голове копытом. В этот момент аж свиньи заткнулись. Я был близок
к обмороку, Арбеков был в нем вторично. Нога наконец выпала из стремени,
и Радж ускакал куда-то. Это все наблюдал часовой с вышки, и сообщил
дежурному по заставе, мол, на хоз дворе какие-то проблемы у прапорщика
с новеньким (то бишь со мной). Я тем временем ничего лучше не придумал,
как подскочить и, ладонью похлопывая по щекам Арбекова, приговаривал
«тов. прапрщк, вам плохо? тов прапрщк…?» Весь в свином говне,
в коматозном состоянии, старшина не реагировал. Я всерьез предположил,
что все, кранты, отслужил кусок своё. Подбежал замполит, глаза вытаращил,
орет, что ты с ним сделал, перестань его бить!!!! Я вообще в ступор встал.
Но хеппи энд подкрался наконец-то. Прошедший афган, и еще черт знает что,
прапорщик приоткрыл веко, нашел меня мутным глазом, и спросил как
положено после занятия: «Вопросы есть?» Вопросов не было.
P.S. До дембеля провел полтора года в седле, но первого урока не забуду
никогда.

Прислал(а) Аллюр (alliur(ухо)mail.ru)

19 декабря 2001
Пролетев при поступлении в ВУЗ, перед армией, отработал сезон 1988г. в
полевой партии Интинской геофизической экспедиции. Был пристроен туда
помбуром по блату отцом, в «корочках» оформленных задним числом
отображена специальность «Помощник машиниста установки роторного бурения
2го разряда». Прилетел «в поле» когда сезон еще не начался, это был
октябрь, первые морозы, в прибрежной полосе сковавшие реку Ижму,
пессимистично описанную Солженицыным в «Архипелаге». Одним бортом со
мной прибыли на практику студенты-геофизики Ухтинского индустриального
института. В партии царил подготовительный период, и ИТР еще нежились в
отпусках. Студенты должны были практиковаться на сейсмостанции Прогресс
2м, ну а пока они паяли провода «косы» и по вечерам пели дурными
голосами в балке под гитару.
Моим наставником был, ныне уже почивший, бурильщик Александр Аркадьевич
Дурнев, незауряднейший специалист по алкоголизму и сейсморазведке. Ну а
меня понятно прозвали «помдур». Как-то в выходной, мы со студентами
собирали плавник по берегу на дрова, и увидели, что под полупрозрачным
льдом, стоят неподвижно рыбины, как позже выяснилось налимы. Рассказав
про наблюдение Аркадичу, ковырявшемуся в своих железках, мы начали
рассуждать на тему, как бы извлечь рыбу из подо льда. Делать лунку —
бесполезно, уплывет сразу, гарпунить тоже никак, лед сантиметров 7-8 не
пробить с первого удара, а со второго уплывет. Услышав про налимов, мой
шеф призадумался, потом приказал заправить «Дружбу», выдал каждому по
кувалде, и мы вшестером пошли к реке. Студенты отпускали едкие шуточки
насчет наших «снастей», я впрочем тоже иллюзий не питал особых. Над
омутом стояли красавцы-налимы, штук восемь, каждый размером с доброе
полено. Аркадьевич, проведя рекогносцировку, изрек: «Практиканты!
Сегодня вам предоставляется возможность проверить полученные знания».
Потом он под наши недоуменные взгляды снял штаны, и голой задницей не
делая резких движений сел прямо над рыбиной на лед. Посидев с минуту, он
встал, и приказал: «Делайте тоже самое, только покучнее, друг к другу, и
сидите пока я не приду», Подтаявший лед после ягодичного контакта был
прозрачен как воздух Домбая. На рыбине можно было разглядеть мельчайшие
детали. Только непререкаемый авторитет и личный пример Гуру не позволил
усомниться в необходимости садиться голой жопой на лед. Выбрали каждый
себе по налиму, и выпучив глаза и скукожив мошонки мы уселись. Тем
временем Аркадьевич ушел метров на сорок вниз по течению, начал пилить
майну в виде полосы длиной метров 10, и шириной с метр. Потом
повыкидывав из воды лед, пришел к нам. Не знаю как другие, а я к тому
времени уже сказал «прости-прощай» своей простате. Встали, одели портки
ждем что дальше будет.
Скептически оглядев результаты, Дурнев известил: «Теперь, по команде,
синхронно, бьем кувалдой по льду, строго в районе рыбьей головы».
Врезали! Лед пошел лучистыми трещинами, но никто не провалился. Опа!
«мой» налим, лениво перевернувшись кверху брюхом не спеша двинулся вниз
по течению, я за ним. В проруби мы выхватили четырех штук, один мимо
прошел подо льдом. Рыба была живая и прыгала. А уж мы то прыгали как!
Пряча в бороде улыбку за нами наблюдал Александр Аркадьевич.
— Теперь поняли, как можно применить сейсмические знания? »
— Поняли-поняли! Только зачем жопу-то морозить, можно и ладонями?
— А это чтоб налим замер от удивления!
Вся партия потом над нами ржала. А на следующий день мы изперфорировали
весь лед в округе, аж ходить опасно стало.
Аллюр

Прислал(а) Аллюр (alliur(ухо)mail.ru)

5 апреля 2001
Есть у меня друг болгарин по имени Мирчо и по фамилии Мирчев. Случилось
так, что в начале 80-х он окончил один московский ВУЗ и получил редкую и
очень нужную для своей родины специальность — метеоролога. И буквально
сразу же получил назначение на ближайшую болгарскую метеоточку —
в Алжир.
Три года, не покладая рук, он вкалывал в этой пустынной стране.
И крепко подружился там с французским метеорологом. Собственно, они
подружились семьями, т. к. Мирчо к тому времени уже был женат.

Три года они ходили друг к другу в гости, их супруги делились
кулинарными секретами, совместно отмечали дни рождения, короче — дружба,
фройндшафт.
(Извиняюсь за некоторую напевность моего повествования, но хочется,
чтобы вы прониклись духом и ритмом, так сказать, философичностью бытия
метеоролога… Плывущие облака… юго-восточный пассат… утренняя роса…
Ребята этой специальности не знают, где у них нервы по телу проложены)

А теперь ускорим темп. Итак, прошло три года.
Командировка закончилась. И у болгарина и у француза.
Чемоданы, билеты.
Прощание. Телефоны, адреса.
«Ждем в гости! » «И мы вас приглашаем! »
Женщины целуются, мужчины крепко жмут руки.
Болгарин летит в Софию, француз — в Париж.
Абзац.

Через некоторое время Мирчо получает письмо из Франции, а там, в конце
письма приписка:
«.. дорогой друг, когда же ты приедешь во Францию? Мы вас ждем! »
На что Мирчо, естественно, отвечает, что для выезда во Францию ему
необходимо официальное ПРИГЛАШЕНИЕ.
Проходит еще сколько-то времени и в почтовом ящике семейства Мирчевых
появляется конверт из Франции.
Мирчо открывает его, а там…
На отличной, плотной бумаге рукой его французского друга написано:
«Дорогой Мирчо. Официально приглашаю тебя и твою жену к нам в гости.
Мы будем рады принять вас на следующей неделе в любое, удобное для вас
время. Искренне ваши — подпись»

Но это еще не все, смеяться рано.

В конце концов, ПРИГЛАШЕНИЕ болгарин получил и погостил у своего друга в
Париже. Подробности — опускаем. В общем, Мирчо с женой побывал во
Франции и благополучно вернулся в Болгарию.
Пришел его черед приглашать француза.
Мирчо заранее оформил все ДОКУМЕНТЫ, собрал все ПОДПИСИ, прошел через
все СОБЕСЕДОВАНИЯ, ознакомился со всеми нужными БУМАГАМИ, оплатил
полагающуюся ГОС. ПОШЛИНУ (сущий пустяк, но государство не может
упустить свой шанс! ) и… в общем, у него все получилось.
Французы приехали в Пловдив!
На автомашине!

Встреча друзей!
Вино, салаты, соусы… Ах, черт, до чего все вкусно и тонко…
«Попробуйте вот это, и вот это вы еще не пробовали…
Это мы сами… из нашего сада… А это — по рецепту мамы»
Но мы это опускаем. Без гастрономических подробностей.
Утро.
После кофе со сливками — прогулка по старому Пловдиву.
Там есть что посмотреть, между прочим.
А француз — заядлый фотограф. Щелк, щелк, щелк!
И еще кадрик — щелк! И еще — щелк!
А пленочка-то и закончилась.
Француз: « Какие пустяки! Где тут у вас ближайший магазин «КОДАК? »
в смысле, куда ближе — налево или направо?
(напомню, на дворе — середина восьмидесятых) Где магазин? Где — где?
Мирчо был вынужден признаться: нигде. Нету.
Решительный житель Парижа «Не беда! Неча горе горевать! »
Разворачивает обертку от пленки «Где тут у нас ближайший дилер КОДАКА? »
(вот чудеса, на картоне, с изнанки, списочек дилеров КОДАКА) Ага, вот и
ближайший к нам.
В Стамбуле.
Сколько от Пловдива до Стамбула?
Да сущие пустяки, пару часов езды.
Дык, елы-палы, о чем речь!
Француз решительно седлает своего «Ситроена» и грит: « Ждите меня через
четыре часа. Я — в Стамбул и обратно! К ужину буду, не забудьте остудить
вино» И — умчался.
Абзац.

А дороги в Болгарии хорошие. И в Турции тоже.
Через два часа француз — в Стамбуле.
Покупает пленку. Две упаковки. Нет, три. Нет, — четыре упаковки!
И — мчится в обратном направлении.

И… упирается в болгарских пограничников.
«Простите, месье, у вас РАЗОВАЯ ВИЗА? На одно посещение Болгарии? »
«Да, а в чем собственно…»
«Месье, вы ОДИН раз ВЪЕХАЛИ в Болгарию и ОДИН РАЗ ВЫЕХАЛИ из нее.
Ваша виза закончилась. Оре. Вуар»
«Но позвольте… в Болгарии у меня жена… в Пловдиве меня ждут к ужину…»
«Возможно, месье. Но у вас нет ВИЗЫ. Адью. Следующий»

Тут француз, как говорят японцы, потерял лицо.
Он стал шуметь, орать, требовал вызвать сюда, сей момент, не медля —
САМОГО ГЛАВНОГО ПОГРАНИЧНИКА! Он не какой-то вам, он знаете куда может
позвонить, а ну, немедленно! …
Зря он это делал. Его фамилию записали в какой-то журнал, а потом
какой-то НЕ самый главный погранец, прищурился и так вежливо:
«Месье, вам лучше уехать отсюда»
КУДА????????
«Куда хотите. Можете — в Стамбул, за визой, например»
За ВИЗОЙ?!
«Да. В болгарское консульство. Только поторопитесь. Сегодня пятница. »

Буквально через час француз уже молотился в закрытые двери болгарского
консульства в Стамбуле.
Вышел вежливый консьерж сказал, что до понедельника никого не будет.
Выходные — святое дело, особенно на Востоке.
Что же делать?
«Ждать понедельника»
Ждать?
Два дня?

«Ну, вот что, бюрократ! Вызовите сюда посла! Немедленно! Чрезвычайного и
Полномочного! »
(фильм «Паспорт» видели? Один в один! ) Он еще пошумел немного. И еще
чуть-чуть… До тех пор, пока полиция (турецкая) не увезла буяна в
участок.

Допрос.
Зачем кричал?
В Болгарию хотел попасть?
Визу не дают?
А зачем вам виза?
В Болгарию въехать?
А почему — со стороны Турции?
Это можно сделать, например, из Греции…
Там это можно сделать БЕЗ визы.
Ну конечно, это точно! Из Греции в Болгарию можно въехать без визы.
И в Грецию из Турции тоже можно попасть — без визы. Греки вообще без виз
живут…
Да не за что, не за что!
(ребятам на дежурстве было просто скучно, они ПОШУТИЛИ. Турки, а юмор
понимают) Они еще смеялись, а решительный сын Франции уже мчится в
направлении гос. границы.
Границу Греции он пересек с легкостью. Очень быстро доехал до границы с
Болгарией. Вот и пограничники.
А здесь его уже знают! (Зря он шумел тогда!) Его уже, можно сказать,
ждут!
Ему — повышенное внимание.
Что это у вас, месье?
Пленки.
Пленки? Зачем?
Снимать.
Что снимать?
Ну, там, памятники архитектуры, другие объекты…
Объекты, значит, х-м-м. Так много пленки… Снимать объекты… А где ваш
фотоаппарат?
В Пловдиве, у друга…
Ага, у друга, значит.. Месье, выйдите из машины.
И — полный шмон «Ситроену».
С откручиванием и сниманием всего, что можно открутить и снять.
Искали, скорее всего, шпионскую фотокамеру.
А так как шпионская фототехника, как правило, миниатюрная, и спрятать ее
можно буквально в пуговице, то… В общем, оказалось, что «Ситроен» сделан
из довольно-таки большого количества деталей…

Ничего не нашли.
Извините, месье.
Француз понимает, что пересечь границу балканского оплота социализма он
не может. Нужна виза.
И он решил действовать!
…Автомобиль по частям собран в мешок и сдан на хранение.
Француз мчится в ближайший аэропорт и вылетает в Париж.
В Париже он первым делом наносит «визит» в болгарское посольство.
Ногой открывает двери.
А фига ли ему стесняться, он дома, он под защитой французского флага и
Закона!
Потерять работу во Франции, а тем более конфликтовать со страной —
участницей НАТО не хочет никто и потому…
Посольский чиновник за полчаса рисует ему визу в паспорт.
Француз ближайшим же рейсом вылетает в Софию.
Ура!
Он в Болгарии!
Не задерживаясь в аэропорту, он на такси летит в Пловдив.
Не отвечая на многочисленные вопросы ошалевшего друга, его жены и своей
родной супруги, француз собирает чемоданы, хватает жену и …
Через два часа он снова в международном аэропорту Софии.
Посадка на рейс София — Париж.
Бегом!
Билеты, багаж, паспорта!
Бегом!
Пограничники…
— Месье, вы последний раз прилетели в нашу страну самолетом?
— Да!
— А ваша супруга приехала к нам на автомобиле?
— Да!
— Где ваш автомобиль, мадам?
— Это автомобиль мужа…
— Месье?
— Автомобиль? Он… он в Греции.
— Как это, простите, в Греции?
— Я выехал на нем в Турцию…
— Ага, значит в Турцию… И — что же?
— Из Турции я поехал в Грецию…
— Зачем?
— Мне надо было попасть в Болгарию, неужели вы не понимаете?
— Мы понимаем…
— А из Греции я вылетел во Францию!
— Зачем?
— ТЫСЯЧА ЧЕРТЕЙ! ЧТОБЫ ПОПАСТЬ В БОЛГАРИЮ!
— Как интересно! Месье… вы не могли бы пройти с нами, на пару минут… мы
вас долго не задержим…

…Десять часов он давал показания…
Были вызваны его болгарские друзья, супруги Мирчевы, которые подтвердили
ту часть истории, которая им была знакома.
Документы француза изучали под микроскопом…
В конце концов, болгарские официальные лица приняли решение.
Оно было мудрым и логичным.
Жена француза — летит в Париж. (Оцените великодушие болгар: по
документам-то именно она приехала на машине!) Француз ближайшим рейсом
— в Грецию, за автомобилем. (Вместо жены). Въехав на автомобиле в
Болгарию, он должен получить отметку в паспорте и — в 24 часа покинуть
эту гостеприимную страну!

Ну, про то, как француз, прилетев в Грецию, добирался до своего
разобранного автомобиля, про то, как он его собирал, рассказывать
неинтересно.
Любопытно, что, собрав машину, он все же не отважился въезжать на
территорию Болгарии.
Он КРАЛСЯ вдоль ее границ…

Интересно еще то, что вот уже полтора десятка лет он не звонит и не
пишет своему болгарскому другу. Даже на Рождество.
Обиделся, наверное, чудак.

Семен Помидоров.

Прислал(а) Семен Помидоров




Leave a comment

Как тебя зовут, то?:

Мыло, коль не хочешь, не пиши чё:

У тя сайт то есть?:

Коммент: